ОБРАЗОВАНИЕ: необходим индивидуальный подход! ИЛИ РЕБЁНОК – «штучка ещё та»!

Диагностика детской одаренности: почему учиться никогда не рано? Школьные перегрузки: как пережить подростковый нигилизм? Российское высшее образование архаично: как воспитать студента, способного справляться с издержками системы? Разговор от А до Я: об уме, который может стать счастьем, большое интервью Александра Штерна, кандидата физико-математических наук, основателя Школы Гуманитарных и Точных наук ИЦ «Перспектива» и доцента кафедры алгебры и математического анализа ИМИТ ОмГУ им. Ф. М. Достоевского.

СПРАВКА. Александр Штерн - известный специалист в области дополнительного математического образования, преподаватель Образовательного центра «Сириус» (Сочи), педагог-наставник трёх золотых медалистов Международной олимпиады и многих призеров Всероссийской олимпиады школьников по математике. Любовный треугольник его интересов составляют образование, классическая литература и искусство, и, конечно, математика. «Он умеет делать интересным все, чем занимается!» - так о преподавателе рассказывают выпускники "Перспективы", которые продолжают образование в самых престижных вузах России и зарубежья.

Александр Савельевич, в последнее время родители часто ставят вопрос о том, что современные дети чрезмерно загружены. Согласны ли Вы с этой точкой зрения? Как в такой ситуации оправдать существование интеллектуальных кружков, где, казалось бы, ребята получают дополнительную умственную нагрузку?

Александр Штерн: Современные дети действительно ужасно загружены. Следить за их физиологическим состоянием должны родители. Избави Бог, если гениальный ребенок, занимаясь с нами, подорвет здоровье! Конечно, ученики Школы гуманитарных и точных наук (ШГТН) получают дополнительную (к школьной) нагрузку, но, во-первых, эта нагрузка эмоционально позитивная, во-вторых, вместе с ней каждый ребенок получает и право выбора. В математических кружках есть ребята, которые делают все домашние задания, но есть и такие, которые просто с интересом занимаются во время уроков, находят в ШГТН друзей-единомышленников.

Нормально, когда ребенок сам определяет, что и сколько ему брать. Это личность! Он должен сам решать, что ему от нас надо и впитать это в необходимом объеме! Это должно быть правилом любого дополнительного образования!

Как Вы думаете, может ли общеобразовательная школа работать, руководствуясь такими принципами?

АШ: В полной мере, конечно, нет: всё-таки есть некоторый минимум знаний, который должны иметь все. Но и на обычных школьных уроках к ребенку необходима некоторая индивидуализация требований. Кроме того, хорошая школа создает нормальную эмоциональную атмосферу. По-моему, если перегрузки и переутомление идут на хорошем эмоциональном фоне, они воспринимаются и переживаются легче.


Если скучно и вокруг неприятные тебе люди, устаешь, даже когда ничего не делаешь. Любимое дело в меньшей степени утомляет.

Я не врач, но это мое мнение: главное, чтобы процесс обучения не вызывал стресса.

- Вторая проблема, которую широко обсуждают и в обществе, и в высоких кабинетах, заключается в необходимости повышения престижа науки в молодежной среде. Уровень благосостояния, который человек в будущем сможет себе обеспечить, является важным критерием при профессиональном самоопределении. Какие перспективы открываются сегодня перед Вашими учениками? Есть ли позитивные изменения?

АШ: На самом деле известно много людей, которые параллельно занимаются наукой и бизнесом. Есть крупные ученые, которые возглавляют исследовательские учреждения больших и серьезных фирм.

Профессор МФТИ Андрей Михайлович Райгородский – руководитель исследовательского отдела компании «Яндекс»: ясно, что это во всех отношениях, в том числе и материальном, надежное дело. Приведу еще пример - ученик «Перспективы» Дима Самиров. Он с 5 класса учился в ШГТН, ездил учебные лагеря Центра, выигрывал Ломоносовские турниры, областные олимпиады. Его преподаватель из лицея № 64 Наталья Ивановна Храмова много лет сотрудничает с "Перспективой". Недавно Дима защитил диссертацию у Райгородского. Имеет не только приличную кандидатскую диссертацию, но и преуспевает в бизнесе. Живет в Москве.

- В нашей стране любят цитировать работодателей, которые своим молодым сотрудникам в качестве напутствия говорят: «Забудьте всё, чему вас учили!» Налаживается ли диалог представителей науки и бизнес?

АШ: Безусловно, необходимо активнее развивать взаимодействие науки и бизнеса. Радует то, что уже есть примеры, которые можно и нужно тиражировать.

Например, в Московском физико-техническом институт (МФТИ), где учатся многие выпускники ШГТН, все ведущие кафедры принадлежат компаниям: есть кафедры у «Яндекса» и ABBYY, известного разработчика электронных словарей. К сожалению, в Омске примеров, чтобы коммерческая фирма открыла кафедру, я не знаю... Впрочем, ОНИИП открыл небольшую кафедру на базе физического факультета – это уже здорово! Про это необходимо говорить: ведь в науке заинтересованы все. В общем, сдвиги есть, пусть пока и недостаточные. Заметно и перераспределение интересов среди абитуриентов. Прежде все рвались в экономику - сейчас поняли, что, во-первых, серьезная экономика тоже не может быть без математики, а, во-вторых, даже хороший студент экономического факультета испытывает сложности при трудоустройстве. Все больше абитуриентов отдает предпочтение информационным технологиям и физике.

- У выпускников математических факультетов по окончании вуза нет проблем с трудоустройством?

АШ: Сегодня у хорошего программиста проблем с работой нет. Другое дело, что эти ребята в Омске, как правило, не остаются: уезжают в Москву, Екатеринбург, Новосибирск.

В Омске есть серьезные программистские фирмы, но их мало. При этом, хотя обычно преподаватель и недоволен своими студентами (смеется), толковых выпускников у нас достаточно.

- Многие ученики ШГТН поступают в иногородние вузы. Какова тенденция?

АШ: Если говорить о ребятах с ориентацией на точные науки, то сейчас среди учеников «Перспективы» популярны два московских вуза: МФТИ и Высшая Школа Экономики (ВШЭ) – очень динамичные учебные заведения, куда ежегодно поступают наши ребята. Немало школьников поступает в СПбГУ и Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО). По-прежнему достаточно популярен Новосибирский университет.

- Что Вы вкладываете в понятие «динамичный вуз»?

АШ: Наше образование с преобладанием лекционного элемента очень архаично. По сей день оно копирует учебный процесс в немецких университетах ХIХ века. Главная проблема в том, что часто студент теряется: никто не обращает на него внимания!

Кажется, никому нет дела до того, освоил он материал или нет. Современный вуз должен по-другому относиться к студенту, а задача ШГТН - не только помочь ребенку поступить в вуз, но и подготовить его к дальнейшему обучению там. Уже на первом курсе он должен уметь решать проблему, которую я описал выше: находить преподавателя, задавать ему вопросы, читать книги, ходить на дополнительные курсы.

- Складывается впечатление, что в ШГТН идут ребята исключительно с олимпийскими амбициями: настроенные на поступление в лучшие вузы страны и победы в математических турнирах?

АШ: В ШГТН ребят просто учат математике, и параллельно дети готовятся к серьезным соревнованиям. Эти два процесса нельзя разделять, превращая обучение в дрессировку: сейчас мы такую задачку решим, потом – такую. Нужно заниматься с детьми и обычно, как следствие, они успешно выступают на олимпиадах того или иного уровня. Но это ни в коем случае не является самоцелью.


Что же касается поступления, то каждый школьник должен стремиться к учёбе в самом лучше вузе в рамках своих потребностей и возможностей. Мы помогаем понять и то, и другое.

- Вернемся к проблемам российского высшего образования. По какому пути нужно развивать современные вузы?

АШ: На самом деле ведущие вузы страны, о которых я говорил выше, преодолевают многие проблемы. Отменяется традиционная семестровая системы (кажется, в ВШЭ 4 модуля и экзамены сдаются 2 раза в семестр). К каждому студенту прикрепляется индивидуальный куратор, задача которого – помочь «новичку» определиться с выбором научного руководителя, направления. С каждым молодым человеком разговаривают!

Индивидуальный подход необходим в работе – это практика всего мира! И у нас так должно быть! Вуз, который этого не понимает, деградирует. Никакие былые заслуги не сохранят привлекательность.

Наша задача в том, чтобы элитная среда, которая формируется в любом хорошем университете, принимала молодого человека. Равнодушного или отчаявшегося человека никто не заметит (не только учителя, но и товарищи по учебе). Это очень важно!

- Как школьника превратить в прогрессивного студента? Каков Ваш рецепт?

АШ: В ШГТН ребята привыкают к особому стилю сотрудничества. На занятиях каждый высказывается: кто нашел правильное решение, кто заблуждался. Здесь учитель и ученики слушают друг друга!

Сейчас часто говорят: «Давайте учить как в Сингапуре: там каждый ребенок высказывается». Но мы давно уже так учим!

Для "Перспективы" в этом нет ничего нового! Как-то встретил Игоря Кулешова, который с 4 класса ездил в наши учебные лагеря, а сейчас учится в МФТИ, спрашиваю: «Тяжело в вузе?» Он отвечает: «Нормально. Слушал курс по дискретной математике – почти ничего нового. Пришел – сдал».

- С другой стороны, в этом тоже есть определенная опасность, не так ли? Ваши ученики в вузе не теряют интерес к предмету?

АШ: Вы правы, но в преподаватели Центра всегда осознавали эту опасность!

Еще раз повторяю: «Задача ШГТН- подготовить школьника, который сможет преодолевать всевозможные издержки высшего образования».

Если молодой человек легко понимает то, чему учат на первом курсе, значит - он должен ходить на спецкурсы со старшими ребятами, должен брать на себя какие-то проекты, а не прохлаждаться. Мы объясняем, что иначе через два года ничего не останется от прежней подготовки. И наши ребята это понимают! Вот еще одна конкретная история. Общался с профессором ВШЭ, который преподавал выпускнику «Перспективы» Богдану Завьялову. Профессор московского вуза рассказывает об успехах нашего общего ученика: «У нас больше нет таких студентов! Богдан всегда спросит: «Что будет, если что-то сделаем иначе? Можно ли спрогнозировать результат?» В это время другие ребята только слушают преподавателя и, если все понятно, не задают преподавателю вопросов». Богдан – ученик замечательного педагога Натальи Ивановны Храмовой из лицея № 64, с 4-ого класса он дополнительно занимался у нас: выигрывал областные олимпиады, был призером Всероссийской олимпиады школьников по математике и информатике.


В итоге успешно отучился в ВШЭ, где очень рафинированная математика с жесткими требованиями, и поступил в магистратуру Стэнфордского университета. ШГТН действительно пользуется большим уважением в городе, через нашу Школу прошли многие очень толковые ребята.

- В ШГТН занимаются профориентацией? Могут ли здесь помочь ребенку найти тот самый вуз, где он реализует свои способности?

АШ: Во-первых, ИЦ «Перспектива» ежегодно организует встречу с профессором МФТИ Андреем Райгородским. Наши дети регулярно ездят в Сочи в Образовательный центр «Сириус», где тоже встречаются с деканами и преподавателями ведущих профильных факультетов. В ОмГУ тоже учатся многие выпускники ШГТН. Когда после сессии начинаешь разбираться, кто лучше всех сдал экзамены, видишь среди лидеров участников наших олимпиад, тех, кто приезжал в учебные лагеря и посещал занятия Центра. Мы продолжаем общаться и интересоваться судьбой ребят и после поступления.

- Вы не просто общаетесь со своими учениками - "Перспектива" активно сотрудничает с ними. Каким образом?

АШ: Всем известно, что дети любят молодежь, поэтому Центр всегда привлекал к работе хороших студентов. Сильные студенты Института математики и информационных технологий (ИМИТ) ОмГУ им. Достоевского постоянно участвуют в мероприятиях «Перспективы»: ведут кружки, выезжают в учебные лагеря.

Выпускники ШГТН, которые сейчас учатся в престижных вузах России и зарубежья, тоже регулярно сотрудничают с "Перспективой".

- Знаю много примеров, когда дети, в младшей школе демонстрирующие особую заинтересованность и любовь к тому или иному предмету, со временем сравнивались со среднестатистическими школьниками. В каком возрасте важно заметить способного ребенка, чтобы помочь в реализации его возможностей?

АШ: Я бы определил два ключевых этапа. Чаще всего ребенка с математическими способностями (склонностями) находишь в 4-5 классе и начинаешь с ним аккуратно работать. Главное – не надоесть ему, не дать «перегреться».

Взрослые должны понимать: «Ребенок ничем нам не обязан: он приходит учиться, отрываясь от естественных для его возраста занятий». Только он определяет, сколько ему на нас сил и времени тратить. Его нельзя эксплуатировать!

Если в раннем возрасте ребенок не был по каким-то причинам замечен, то мы имеем шанс встретиться в 8-ом классе, потому что именно в это время в школах набирают физико-математические классы. "Перспектива"  традиционно работает с «МОЦРО № 117», лицеями № 92 и 64, сотрудничаем со многими профильными учителями в городе – часто именно они и приводят в кружки учеников, демонстрирующих интерес к предмету и особые способности. Подросток быстро берет то, что было упущено ранее: существует пафос нового! В завершившемся учебном году в группе восьмиклассников появилось двое новых ребят. Сначала им было сложно, но со временем они подтянулись.

- Далее (после 8 класса) фиксируем точку невозврата? Уже нельзя развить математические способности?

АШ: Безусловно, можно просто хорошо учиться в школе у хороших учителей, не углубляясь в серьезную математику. Поступишь в вуз – нагонишь. Но старшим школьникам и студентам этот процесс дается сложнее.

- Восьмиклассников в ШГТН рекомендуют школьные учителя. Как приходят младшие школьники? Мне кажется, что родители занятиям по математике предпочитают спортивные секции, драмкружки, художественное или музыкальные образование до тех пор, пока на горизонте не замаячат экзамены.

АШ: В ШГТН дети занимаются со 2-го класса, в Интеллектуальной школе «ПОНИ ®» - ребята с 5 лет: конечно, их приводят родители. Кроме того, ИЦ "Перспектива" проводит интеллектуальные турниры: для дошкольников и младших школьников - конкурсы «ПОНИ®», для учащихся 4-5 классов - «Путь к Олимпу». На этих площадках, безусловно, преподаватели отмечают способных ребят и приглашают их на занятия.

- Когда Вы говорили о принципе работы с маленькими детьми, о том, что на них нельзя давить, я задумалась: к кому Вы в первую очередь обращались? К родителям этих ребят?

АШ: Действительно есть родители, которым нужно об этом говорить и напоминать, – преподаватели Центра следят за этим (улыбается)! Хотя обычно мамы и папы чувствуют своих детей. И я считаю, что в целом у нас взаимопонимание.

- Когда преподаватель диагностирует у ребенка особые математические способности и рекомендует родителям их развивать, все ли отзываются и прислушиваются?

АШ: Конечно, от родителей многое зависит: даже на турнир кто-то ребенка должен привести. Если мама или папа считают наши занятия лишними в жизни своих детей, не желают, чтобы их сын поступал на математический факультет, мы можем только попытаться их переубедить, что чаще всего удается! И даже сама необходимость кого-либо переубеждать возникает довольно редко.

Но в сложных ситуациях я никогда не веду себя агрессивно, так как хорошие отношения с мамой и папой не менее важны, чем профессиональное самоопределение школьника.

- «Перспектива» неоднократно привлекала меценатов, которые оплачивали обучение ребят из районов Омской области в Зимней гуманитарно-математической школе, спонсировали организацию серии занятий ведущих преподавателей олимпиадной математики для омских школьников. Через ШГТН прошло довольно много детей, проявляющих сверхспособности в математике: это и призеры Всероссийской олимпиады школьников, и даже медалисты Международной олимпиады по математике. Есть ли среди них дети, остро нуждающиеся в материальной поддержке? Были в Вашей практике талантливые ребята, чьи родители не могли оплачивать занятия?

АШ: Если бы такой ребенок появился, то, думаю, в Центре нашли бы возможность ему помочь, но в последнее время детей из социально неблагополучных семей в ШГТН не было. И причина грустная!

Чтобы ребенок к 5-6 классу проявлял какие-то способности, в него нужно начинать вкладывать гораздо раньше.

Все дети, в том числе и ученики "Перспективы", ездят бесплатно в Сочи в образовательный центр «Сириус», но, чтобы туда добраться, нужно пройти определенный путь, чему-то научиться. При этом занятия во всех центрах раннего развития требуют немалых затрат. Именно в младшем звене делается мало. Когда ребенку 5-8 лет, его уже необходимо развивать, и необязательно в области математики. Необходимо, чтобы ребенок рассуждал, не боялся говорить, нормально общался со взрослыми. Если родители целыми днями вкалывают и не видят ребенка, а вечерами нервные требуют и ругаются, то это приводит к тому, что тот любого взрослого начинает воспринимать в штыки. С такими учениками очень сложно работать!

Подростковый нигилизм – вещь нормальная. Нужно понимать, что ребенок – штучка ещё та. Так и должно быть! К этому необходимо быть готовым, общаясь с подростками. Главное, чтобы ребенок вообще не потерял способность к контакту.

Мы часто видим ситуацию, когда негатив мешает выстроить любой конструктивный диалог. Вот стоит мальчик, я его спрашиваю: «Ты чего-то ждешь?» Он отвечает: «А что я подождать не могу?!» Конечно, можешь! Это и есть подростковый негативизм - нормальный процесс. Я понимаю, что он это перерастет, и не иду на конфликт. Но обязательно принимаю к сведению: «Надо подумать, почему так?»

- Мне кажется, у подростков, заинтересованных каким-то делом, этот период проходит менее болезненно. Думаю, в этом тоже заключается смысл занятий в кружках. Здесь ведь тоже существует определенная элитная (или интеллектуальная) среда, но, думаю, не все ваши ученики становятся учеными?

АШ: Конечно, нет! В ШГТН никогда не ставили такой цели. Даже вузы, которые я вам назвал, не только ученых готовят. Не все выпускники математического факультета пишут потом диссертации.

Сейчас в образовании существует очень гибкая система: человек после математического факультета может поступить, например, в магистратуру по экономике.

В "Перспективе" учился мальчик из гимназии № 117 , который окончил МФТИ, а после пошел в магистратуру по политологии. Сейчас пишет на политические темы. Хорошее математическое образование никому не повредит!

row